18:53 

tequila[martini]
не приписывайте художнику нездоровых тенденций: ему дозволено изображать все
Весенняя депрессия. В общем, как-то так получилось. Вот.


Прогорела. Сломалась. Прогнулась. Разбилась. Умерла.
И ни черта не живая, шлепая босыми ногами по раскаленному асфальту, сверля людей презрительно-омерзительным взглядом, кусала губы и жевала щеку с внутренней стороны. Её изломали. В дребезги. В щепки. В миллионы-миллионы окровавленных мелких осколков. Труп. Живой труп. Ходячий оксюморон, вашу ж мать!
А все почему? Из-за чего? Из-за людей, что негодующе смотрят ей в след? Или есть другая причина? Ну как же, человек же не становится просто так ошметками своих собственных мыслей и суждений. Попалась в ловушку своих собственных принципов? Прикусили сердце медвежьим капканом? Бросили на съедение волкам? И вот она идет, почти замаринованная в формалине, почти неживая, только иногда подрагивающая от чьих-то шипащих голосов в своей собственной голове.
Сумасшедшая.
Изгой.
Дура набитая.
Готовая кукла вуду, с заколоченным наглухо сердцем.
И мокрые темные волосы сосульками свивают на лицо, измазанное чьими-то отнюдь незаботливыми руками. И глаза потухшие, впалые. Ходячая смерть в чьих-то одеждах. Ожившая мечта некрофила. Скелет, заботливо обтянутый шершавым бледным пергаментом с черными, жуткими провалами глазниц. Чума в лице женщины. Дочь, измученная и оттраханая всеми демонами ада. Для пущей эффектности только фоновой музыки не хватает. И рояля, горящего синим пламенем.
Идиотка.
Сломанная, избитая своими же мыслями, своими же целями, растоптанная.
Умерла под чьи-то возгласы, под чье-то улюлюканье. В очередной раз повелась сердцу, которое перегрызало все ниточки к холоднокровному мышлению. Предалась чувствам и кем стала? Шлюхой, которую поимели её же мечты? Очень мило, не находите? Когда ваша собственная мечта вгрызается в нашу шею острыми зубами, когда заламывает руки и жестоко трахает на письменно столе боса. Вот это мечта. Ничего не скажешь...
После такого хочется просто лечь в канаву, в самую грязную, в самую вонючую и слиться с этим фоном, растворится в нем. Некрасивая, изуродованная, растерзанная. Подохнуть хочется, а сердце качает густую оскверненную кровь, которой проблеваться на чьи-нибудь ботинки так нестерпимо охото. Загнуться в коленно-локтевую и блевать, выплевывая желчь, кровь, зубы и кишки. А потом упасть в эту лужу и остаться там, среди своих ошметков, напевая заунывную песню.
И желудок крутит в долбанные морские узлы, а в голове "Титаник" крушится. И все орут, бегают, пытаются спастись, а "непотопляемый" уже практически на дне. Уже корма копируется, ломается на две части, и мысли, подобно людям, сыплются с него в ледяную воду, разбиваясь в кровавое месиво кишок и собственных желаний.
Мечты...
Доводят эти ваши меты до точки, до лампочки, до гребенного, мать вашу, суицида, доводят. И хочется потом, обнять себя за плечи, подтянув колени к почти отсутствующей груди, хочется покачиваться из стороны в сторону, выливая литры слез из своих почти исчезнувших глаз. Не нужна. Не нужна даже сама себе. Поэтому и умереть хочется. Сдалась, сломалась, спятила. И теми же босыми ногами, подниматься на самую высокую крышу, смотреть долго вниз, примеряя как бы покрасившее рухнуть на машину какого-то папика, рассуждать о несправедливости мира. Кто-то же сейчас, наверняка, рожает. А кто-то трахается до коликов в пятках. А кто-то умирает, держа в руках руку любимого. А кто-то.... А у кого-то вот мечта сбылась, а кто-то разбилась...
И будут потом твой желудок сдирать с крыши беленького BMW. Зато теперь у машины будет своя история, и папик будет рассказывать своей накрашенной телке с губами, которые больше твоих собственных ягодиц, что ты была жутко страшной, что разбилась ты дрянь, как раз в тот самый день, когда не должна была разбиться. Не по его плану это было. Тебя не было в его бизнес-плане. А потом будут про тебя статьи штамповать тоннами, и разбирать их будут, и читать их будут от Владивостока до Калининграда. И вот в этот момент ты поймешь, что сука, не мечта тебя поимела, а ты мечту. И что можно было дальше нормально жить, каждый день, меняя мужиков как перчатки, и телок безбожно дразнить тощей фигуркой, окидывая волосы за спину. Можно было, но уже невозможно.
Упала. Разбилась. Сгнила. По самое основание души, на всю глубину сердца. Только гной и черная-черная как слома, густая, тягучая кровь, что по вискам пулеметной очередью безостановочно лупит.
А люди идут мимо, смотрят, на бредущую босоногую в одной мужской рубашке. Стащила у последнего любовника, который заботился как всегда только о себе. Эгоист конченный. Сука.
Разбилась. Умерла. Покончила сама с собой внутри. И картина Малевича перед глазами, и «Реквием» Моцарта в ушах.

@темы: агрессия, КРОШЕВО-МЕСИВО-РАДОСТНО-ВЕСЕЛО!, жизнь, мысли-мысли, оо, грусть-печаль меня берет

URL
   

...

главная