tequila[martini]
не приписывайте художнику нездоровых тенденций: ему дозволено изображать все
Знаете, если бы я когда-нибудь села бы писать автобиографию, то там обязательно бы была глава с названием "Терапия ромашками или Евгений".
Говорить о том, что этот человек сделал для меня многое - глупо и слишком высокомерно. Он скорее лепит из меня совсем другого человека, открывая во мне какие-то новые, скрытые ресурсы. Без него я и представить себе не могла, что в черноте Космоса можно найти что-то безумно романтичное и красивое, кроме серебристой фальши звезд, которая светит на нас оттуда, из далека Космоса. Если в моей жизни так легко и бесшумно не появился этот человек, я бы никогда не поняла, за что я люблю жизнь, и что я действительно иногда умею быть мудрой. Без Жени я бы не исписывала метры бумаги, грызя кончик ручки и не пила бы но ночам ледяной чай, разглядывая одиноко качающиеся во дворе старые, поржавевшие качали. Если бы не мой лучший друг, что не было бы никогда во мне любви к страному, к детству, к морю. Каждый раз, когда мои ноги погружаются в шипящий прибой Черного моря, я смотрю вдаль, на высокое горячие небо, с полосками лучей солнца, и вспонимаю его - мое белобрысое личное счастье. Мой наркотик, чей голос для меня, как тишина - неведом, но так заманчив и ласкающий.
Я могу часами говорить о том, что во мне открыло общение с Женей. Однако, самое приятно, что этот человек открывается мне. Это как синдром "случайного попутчика". рассказываешь все в надежде, что больше никогда не встретишься с этим человеком. но мы то оба понимаем, что наша связь не тоненькая, легкая ниточка, которую можно разорвать, не затрачивая большое количество сил. Нет. если представлять нашу с ним связь, то это скорее стальной трос, обвитый темно-красными розами, по которым был разлит цветной фосфор из тех самых браслетов, которыми мы светели в детстве в темноте, когда шли домой. Помните такие? А мы вот с ним помним. Для нас это свой Космос.
Евгений - Космос. Он с Луны, он с другой планеты. С планеты, которая никогда не соприкасалась с моей. Его планеты одинока и печальна, она серая и там постоянно дуют ветра, которые разногяют по шару планеты серую безвкусную пыль. Моя же планет это что-то странное, с бесконечными зарослями хиленьких кривых деревьев, которые никогда не цветут, никогда не знали листьев на своих тонких ветвях. И мы оба сидим каждый на своей планете, обняв себя за колени и раскачиваясь из стороны в сторону. Так мы делаем. Делали, пока по какой-то причине наши планеты не сошли на одну и орибту и не столкнулись. Это был взрыв. На оей планете не осталось ничего, все пылало огнем. Ярким, горячим огнем. И горела я. Впервые горела. А через призму языков оранжевого пламени я видела высокий силуэт, который смотрел на меня из-под отросшей челки. Тогда, когда наши планеты стали одной, зацвели ромашки, засветили холодные звезды над нами, подул мягкий теплый ветер с моря. Соляного, теплого моря наших общих с ним слез. Появились люди вокруг. Его люди, мои люди. Мы стали разными полюсами одной планеты, мы стали антиподами, которые так отчаяно тянут друг другу руки в надежде соприкоснуться хоть на секнуду.
Космос. Наш с ним космос. Один на двоих с мириадами чьих-то лиц, переписывающий историю мира, но не нашу. Нашу мы пишем сами, своими руками, передая друг другу черную гелевую ручку, едва касаясь холодными пальцами. Он слушает Pink Floyd, а я Marilyn Manson. Мы разные, как серев и юг, но мы такие похожие как черный и белый. Он мой самый светлый день, а я его самая темная ночь. Для него у меня нет имени, для него у меня есть сердце. Знаете, наверное, схожу с ума, когда крики Мэнсона сменяются депрессивынми нотами Pink Floyd Он просил меня не слушать их, а сам называет меня по названию их песни. Crazy Diamond. И мое сердце едва слышно трепещит в груди, как аккорды в песни High Hopes.
Я жду тебя, Евгений. Я жду твоего письма, которое станет новым этапом в нашей истории. Я люблю тебя, Жень.
Терапия ромашками.
издеваешься что ли?)) куда ты денешься, мы по-любому найдем точки соприкосновения...
вот приедешь - покушаем грейпфрукт )
в двоем поревем . и никому не скажем
хм... качусь по наклонной ... да что там , почти вертикальной вниз.
прям до стаи голубей с воронами в животе
ну и пусть . я никогда не умел правильно и красиво выражаться,но от всего сердца же((

@музыка: 2001 Echoes - The Best Of Pink Floyd - High Hopes

@темы: жизнь, любовь